Главное правило русской дуэли – отсутствие правил

Статьи

Дуэль в глазах наших современников, как правило, выглядит поединком чести, божьим судом. Причем, в пример, приводятся всего две дуэли: Пушкина и Лермонтова, история которых, пройдя через призму идеи классовой борьбы и соцреализма, превратилась в поединки честных и благородных людей с миром бесчестия, мракобесия и далее, по списку. Так же существует мнение, что дуэль, как всякий судебный поединок, должна была проходить строго по правилам дуэльных кодексов. Дуэльные кодексы действительно существовали, и в некоторых, регламентировалось буквально все, начиная от одежды и до написания завещания дуэлянтами.

И сегодня не редко в публикациях посвященных дуэльным поединкам можно встретить ссылку на тот или иной параграф из многочисленных дуэльных кодексов, после чего следует заключение, что нарушений правил быть не могло, и никогда не случалось.

Так ли это было на самом деле? Рассмотрим наиболее часто встречающиеся.

Правда ли, что дуэльные пистолеты должны быть новые и не пристрелянные?

Правда ли что пистолеты разрешались только гладкоствольные и без прицельных приспособлений?

Правда ли что у каждого участника дуэли должен быть секундант, и секундант должен быть из высшего общества?

Лучшим ответом на эти вопросы будет краткий анализ известных дуэлей, на основании тех деталей, которые не имеют двойного толкования.

1. Пистолеты должны быть новые.

Это правило не было выполнено в двух дуэлях М.Ю. Лермонтова. В первой его дуэли с Эрнестом Барантом, сыном французского посла, были использованы пистолеты дипломата, причем чуть ли не те же самые, из которых стрелялся А.С. Пушкин. И для второй дуэли пистолеты дал родственник и товарищ Лермонтова – А. Столыпин. Опять же, судя по скудному описанию из судебного дела – «Пистолеты одноствольные с фистонами с серебряными скобами и с серебряной насечкою на стволах, из коих один без шомпола и серебряной трубочки…», оружие не было новым. Последние дни Михаила Юрьевича восстановлены буквально поминутно и никакого упоминания о покупке пистолетов не приводится. Справедливости ради отмечу, что Пушкин как раз приобрел, дуэльную пару перед последней дуэлью. Но, ничего неизвестно, о приобретении им новой дуэльной пары во время каждой из тридцати дуэльных историй, случившимися в его жизни.

Напомню, пример из классической литературы

«- Bonjour, capitaine [Здравствуйте, капитан (фр.)], – сказал артиллерист входящему. – Все ли у вас готово?

– Я привез с собой две пары: одна Кухенрейтера, другая Лепажа; мы вместе осмотрим их.

– Это наш долг, ротмистр. Пригоняли ли вы пули?

– Пули деланы в Париже и, верно, с особенною точностью.

– О, не надейтесь на это, ротмистр! Мне уж случилось однажды попасть впросак от подобной доверчивости. Вторые пули – я и теперь краснею от воспоминания – не дошли до полствола, и как мы не бились догнать их до места, – все напрасно. Противники принуждены были стреляться седельными пистолетами …».

Бестужев-Марлинский А.А., «Испытание».

Однозначно указано, что стрелялись из знакомого армейского оружия.

Исходя из небольшого количества примеров, понятно, что правило о новом оружии не всегда выполнялось. И трудно предположить, что друг, одалживая оружие для дуэли, не скажет, как пристреляны пистолеты или не даст из них выстрелить, порой даже не предполагая, что когда-нибудь случиться дуэль.

2. Пистолеты должны быть с гладкими стволами и без прицельных приспособлений.

Для опровержения этого мифа, достаточно взглянуть на сохранившиеся образцы дуэльного оружия, или посмотреть профильную литературу. И можно смело утверждать, что и нарезы и прицельные приспособления на дуэльном оружии присутствовали.

Сомневающихся отправляю к вполне доступной, красиво оформленной книге «Дуэльные пистолеты из собрания государственного исторического музея» автор Палтусова И.Н.

3. Секунданты.

Действительно, по правилам, с каждой стороны должен быть секундант, роль которого нельзя переоценить. Именно секунданты решали все детали предстоящей дуэли и «должны» были прилагать усилия к примирению сторон. Слово должны, в кавычках стоит не случайно, ибо, по мнению одного из современников дуэльных поединков, именно по вине секундантов, крови было пролито, гораздо больше, чем, если дело происходило без их участия. Ярким примером может служить, действия Якубовича во время дуэли Завадовского с Шереметевым (из-за трехдневного чаепития с балериной Авдотьей Истоминой), и последующая дуэль самого Якубовича с Грибоедовым.

По поводу того, что секундант должен быть благородного происхождения, тоже не факт, что все придерживались этого правила. Не зря А.С. Пушкин в своей поэме «Евгений Онегин» приводит следующее описание:

«Мой секундант? – сказал Евгений,

 Вот он: мой друг, monsieur Guillot.
Я не предвижу возражений
На представление мое:
Хоть человек он неизвестный,
Но уж конечно малый честный
...»

На всякий случай напомню, что monsieur Guillot слуга Онегина.

Почему же так происходило? И может быть, это все исключения из правил?

На мой взгляд объяснение довольно простое. Дуэльные кодексы, до определенного момента, в России не издавались и официально, как и дуэли были запрещены. Но те кто бывал заграницей, конечно, могли их приобрести и привезти в Россию. И такие люди весьма ценились и считались знатоками. Это и литературный герой Зарецкий « в дуэлях классик и педант», это и бретеры Руфин Дорохов, Якубович и граф Толстой-Американец. Что впрочем не исключало ошибок, допущенных «знатоками». Яркий пример, Столыпин-Монго родственник и приятель Лермонтова. У него был экземпляр дуэльного кодекса, к нему обращались за советом, но именно он, в самый напряженный момент дуэли Лермонтова с Мартыновым, воскликнул:

– Стреляйтесь, или я вас разведу!

Тем самым, и кодекс нарушил несвоевременным выкриком и вероятно, спровоцировал дуэлянтов на выстрел. А ведь могли бы и помириться.

И подобная ситуация практически не меняется до начала 20 века, когда в России был опубликован дуэльный кодекс Дурасова. А как было до этого прекрасно описано в повести А.П. Чехова «Дуэль»:

– Господа, кто помнит, как описано у Лермонтова? – спросил фон Корен смеясь.

Так что замечание, Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, о строгости российских законов, вполне справедливо и для правил российских дуэлей.


Оставить комментарий

Представьтесь

Pour afficher votre trombine avec votre message, enregistrez-la d’abord sur gravatar.com (gratuit et indolore) et n’oubliez pas d’indiquer votre adresse e-mail ici.

Напишите текст комментария ниже:

 

Ключи : Оружейники
Ключи : Оружие

Подписаться на обновления : RSS 2.0 | Atom