Вход
 
    

  • googlebkmrks
  • vkontakte
  • Facebook
  • MySpace
  • odnoklassniki
  • LiveJournal
  • liveinternet
  • Twitter
  • moikrug
  • mymail
  • Windows Live
02
Окт
2013
Старая перечница против осы PDF Печать E-mail

Гарри Красильникофф

Однажды, листая подшивки оружейных журналов, обратил внимание, на одну цифру – 90 Джоулей.
Эта величина энергии характерная для патрона 22short и некоторых патронов для травматического пистолета «Оса». Аппетит продолжит сравнение, уже не только патронов, но и оружия использующих подобные патроны, усилился после ознакомления с двумя происшествиями, где случилось применение такого оружия.

Происшествие первое: - Однажды, когда Джордж навел пистолет на прибитую к дереву двойку пик, пуля угодила в мула, стоявшего в тридцати ярдах левее. Бемис не притязал на мула, но, тем не менее, хозяин его, появившись с двустволкой в руках, убедил Бемиса купить мула. Забавная это была штука — пистолет Бемиса. Иногда все шесть зарядов вылетали зараз, и тогда негде было укрыться от пуль — разве только спрятавшись у Бемиса за спиной. (М.Твен, Налегке)

Происшествие второе - 18 марта на станции "Тимирязевская", пьяный полковник милиции А.К. открыл огонь из травматики по молодому человеку, с которым у него вышел конфликт. Однако в своего обидчика милиционер попасть не смог, в результате была ранена в ногу пассажирка, стоявшая на станции.

Может возникнуть вопрос, что еще общего между оружием типа «Оса» и каким-нибудь старым карманным пистолетом с интригующим названием «случайный субботний вечер». А общего оказывается очень много. Размер, отсутствие внятных прицельных приспособлений и зачастую одинаковая поражающая способность. Часто и похожее отношение власти к подобному оружию, еще в 1594 году королева Елизавета, запрещает ношение пистолетов небольшого размера, называя их «карманными кинжалами».

Казалось бы бред, причем здесь современная травматика и королева Англии. Но если сопоставить травматические и карманные пистолеты с точки зрения функционального назначения, то цель у них будет одна - самооборона. И самое печальное, что решение этой задачи, ложится на плечи граждан, там, где государство не может обеспечить их безопасность. Так и появляется «оружие самообороны. Хотя, если улицы средневекового Лондона, наверное по безопасности можно сравнить с улицами многих, современных российских городов, то надо признать, что и в более спокойные времена, обыватели не пренебрегали иметь, что-нибудь для защиты, на всякий случай.

Наиболее достоверным подтверждением, использования огнестрельного оружия для самообороны, как мне кажется, может служить литература. И надо отдать должное, некоторые описания оружия, или процессов заряжания оного поражают своей точностью, пример из школьной программы. (А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

Вот пистолеты уж блеснули,
Гремит о шомпол молоток.
В граненый ствол уходят пули,
И щелкнул в первый раз курок.

В тоже время, встречаются и подобные описания.

«-Только будь осторожна, Екатерина! Ну что, если не ровен час прусские кавалеристы, рыскающие кругом, заберут тебя в плен?
- Дуралей! Разве у меня под юбками нет двух сторожевых собак? - весело воскликнула маркитантка и, приподняв свою верхнюю юбку, показала мужу приклады двух пистолетов, заткнутых за пояс, в котором у нее хранились деньги.»

(Эдмон Лепеллетье «Путь к славе».

Или ближе к нам по времени и по расстоянию.

Он - пистолетик выхватил,
Как сам, такой же толстенький,
И дуло шестиствольное
На странников навел:

А.Н.Некрасов «Кому на Руси, жить хорошо?, Гл.Помещик».

В подобном случае, только лишь собственное воображение и изучение рынка антикварного оружия, могут помочь представить описываемое орудие.

Большое количество тех или иных, дошедших до нас образцов, служит косвенным подтверждением, их широкого распространения в свое время.

К сожалению, Николай Алексеевич не дал подробного описания модели, и можно, только предположить, чем владел, добропорядочный помещик. Возможно, это была модель бесствольного револьверчика ( по другому назвать, и язык не поворачивается) системы Казимира Лефоше. Большое кол-во, подобных поделок буквально, наводнили рынок оружия самообороны в тот период времени, когда писалась поэма.

 

 Марк Твен, дает, более подробное, описание, револьвера Бемиса: «Прицелиться из Аллена поверх поворачивающегося барабана и попасть в мишень — этот фокус, вероятно, еще не удавался никому на свете. Но все же револьвер Джорджа был надежным оружием, ибо, как сказал впоследствии один из наших кучеров, «если пуля не попадет куда надо, она попадет в другое место».

Столь подробное описание, как мне кажется, однозначно указывает на перечницу системы Аллена-Тюрбера. Самовзводный ударно-спусковой механизм, в верхним расположением курка, Этан Аллен запентовал в 1834 году, и перечницы стали на несколько десятилетий, популярны по обе стороны Атлантики, пока их не заменили револьверы. Да и после распространения револьверов, благодаря своей низкой цене, перечницы долго не сходили со сцены. Капсюльные ниппели на стволах перечницы Аллена, не были разделены перегородками и действительно, часто форс пламени, сработавшего капсюля, поджигал соседние заряды.

 

Фото из каталога «Hermann Historica».

Дальнейшее изучение устройства распространенных в свое время, различных короткостволов для самообороны, заставляет поверить в старую американскую поговорку: « Хорошее пальто, защищает от пули 22 калибра». Хотя современным стрелкам знакома надпись на пачке с патронами для мелкашки «Опасно на дистанции 1,5 км», но надо напомнить, что это справедливо, для патронов снаряженных нитропорохом. Энергия же черного пороха, ограничена. А если еще и учесть широкое применение патронов 22 short во множестве пистолетов и револьверов конца 19 и начала 20 века, где пороха еще меньше чем в 22 LR, то поневоле согласишься, что доля истины в старой поговорке есть. Практически сразу, после своего рождения в 1857 году, 22 short был признан безнадежно маломощным патроном. С зарядом черного пороха весом в 4 гран(0,26 грамма), он едва способен развить энергию от 60 до 90 джоулей. Известен рассказ одного шерифа с Дикого Запада, о преступнике, проскакавшем 40 миль, после того, как в него всадили 7 пуль 22 калибра. Впрочем, почитаем, опять Марка Твена.

«Я вооружился до зубов при помощи маленького семизарядного Смит-и-Вессона, пули которого напоминали гомеопатические пилюли, и только выпустив все семь зараз, можно было получить дозу, потребную для взрослого мужчины. Но это меня не смущало. Я считал, что обладаю вполне действенным оружием. У него оказался только один изъян: попасть из него, было невозможно». Но, 22 short, был создан для револьвера, а до этого было большое разнообразие однозарядных пистолетов.

Небольшой размер карманного оружия, ограничивал также, в свою очередь объем пороховых камор, в том числе и, однозарядных пистолетов, и, учитывая к тому, качество выпускаемого в те времена пороха, становиться ясно, что оно служило, больше для психологического воздействия, чем для поражения. Эти соображения, я попросил проверить, своего друга, обитающего в Бельгии и являющегося фанатичным любителем дульнозарядного оружия. Благо в его коллекции, есть несколько моделей, когда-то распространенных орудий самозащиты. Мишенью он выбрал сосновый щит толщиной 45 мм, купленный в строительном супермаркете, из которого, он вырезал круг диаметром 60 см. Такие сложности были необходимы, потому, что я рассчитывал параллельно, отстрелять несколько моделей травматического оружия, по подобной мишени, но купленной в таком магазине, но уже в России. В итоге, все оказалось, проще. Щит, отстрелянный Огюстом, солдатами Великой Армии Наполеона, прибывшими на реконструкцию Бородинской битвы, был ввезен в Россию. Благо ночи стояли теплые, а в соседнем лагере реконструкторов из Белоруссии была «бульбашовка», и щит не пошел на растопку. О путешествии мишени-щита, можно было написать отдельную книгу, но вероятно в следующий раз. Хотя даже сейчас, он(щит) работает учебным пособием на курсах для желающих приобрести травматику. И пользуется большой популярностью. Конечно еще С.А. Бутурлин замечал «пробы по бревнам, доскам, даже картонам –слишком уж грубы и приблизительны», но наши испытания и не претендуют на святость папы римского. Дистанцию мы приняли единую для всех образцов, в 5 метров.

Первым попал на тестирование, так называемый «муфтовый» пистолет, который якобы дамы могли носить в муфте. Но такое название, абсолютно условное, и данный пистолет, скорее всего, хранился и использовался в зависимости, от рода деятельности хозяйки или хозяина. На фотографиях представлены лишь некоторые варианты хранения. Как видно, таким средством самозащиты, не чуралась не только искательница приключений на Диком Западе, но особы высоких кровей.

 

 

Пистолет, принадлежавший дочери кайзера Вильгема II, Виктории-Луизе (Фото Hermann Historica).

 

Данная модель, имела скрытый спусковой крючок, который появлялся при взведении курка. Это позволяло сделать пистолет скрытым и более безопасным при ношении. Часто в тыльнике рукояти, располагалось отделение для запасных капсюлей. Дорожный набор, состоящий из пары подобных пистолетов, выполненных Лепажем-Мутье, хранится в ГИМе. Интересно, что похожая модель, есть в ассортименте изделий, выпускаемых фабрикой Д.Педерсоли и носит название льежский дерринджер. Так мы и будем, его называть дальше, хотя подобные пистолеты (соответственно кремниевые) были известны, еще до рождения Генри Деринджера.

Калибр представленного пистолета, весьма внушителен – 0.44(11,18 мм), а вот пороховая камора, вмещает всего лишь, 0,3 грамма пороха. Четыре крупные насечки в дульной части, служили для скручивания ствола, при помощи специального ключа. Съемный ствол позволял, производит заряжание пули с казны. Возможным прототипом, подобной системы заряжания могли послужить, пистолеты времен правления королевы Анны (1702-1714 гг.), которые так же имели скручиваемый ствол. Натурные испытания, проведенные Огюстом, подтвердили предположение о слабой пробивной способности представленного образца. В сосновый щит, свинцовая пуля льежского дерринджера, проникла на 6-7 мм. К тому, несмотря на нарезной ствол, точность оставляет желать лучшего.

Так на расстоянии в 5 метров, пуля уходила вверх-влево на 20 см от точки прицеливания. Так, что вышеописанная история попадания в мирно пасущегося мула, вместо мишени, вполне реальна. Конечно, это особенность только представленного образца, но широко распространенное кустарное производство подобного ширпотреба и не могло гарантировать качественную продукцию, если не брать во внимание работы знаменитых оружейников прошлого.

 

Поэтому, совершено понятно стремление владельцев иметь не только многоствольный пистолет, но и комбинированный с небольшим штыком.

 Следующий пистолет, обладал, еще более внушительным калибром целых 15 мм, и пороха, можно было положить поболее, но короткий ствол и отсутствие прицельных приспособлений, переводит его, скорее в разряд «пугачей», чем боевого оружия. Хотя в следующем отрывке из повести А.С. Пушкина, «Дубровский», вполне возможно участвует, подобный пистолет: «Медведь приблизился, Дефорж вынул из кармана маленький пистолет, вложил его в ухо голодному зверю и выстрелил. Медведь повалился. Всё сбежалось, двери отворились, Кирила Петрович вошел, изумленный развязкою своей шутки.»

 

 

Данный образец, Огюст не стал отстреливать, учитывая, возраст и состояние изделия. Тем, более, как оказалось, в детстве, он все-таки, пару раз, стрельнул из этого пистолета в доме дедушки, вмятины в двери, насколько он помнит, были не очень глубокие. Поэтому, он вторым номером, протестировал револьвер-перечницу с патронами шпилечного воспламенения.

Сейчас подобные патроны не выпускаются, но французская фирма H&C, производит наборы для самостоятельного снаряжения зарядов, к различному оружию давно минувших дней. И без того, достаточно обширный ассортимент, постоянно расширятся, и фирма имеет широкую дистрибьютерную сеть, не только во Франции, но и в других странах(но не в России). Владелец фирмы Филлип Виаль, как, оказалось, является потомком русских эмигрантов после 1917. Как, он теперь шутит: «-Мой прадедушка, плохо воевал с большевиками, поэтому я теперь, во Франции и не говорю по русски.»

Если, бы я не знал своего товарища, как добычливого охотника, и как неоднократного призера в соревнованиях по стрельбе из различного оружия, я подумал, бы, что стрелял неопытный человек. Из пяти выстрелов, только один попал в щит, а единственная попавшая пуля застряла на поверхности, войдя в сосну, от силы на 2-3 мм. Сам Огюст, описывая свои ощущения, от стрельбы, признавал, что расположенный сверху курок, не позволял хорошо прицелиться, а примитивный механизм двойного действия, не давал понимания, когда произойдет выстрел.

Поэтому, когда подошла очередь 22short, Огюст не колеблясь отложил, имеющийся у него револьвер Смит-Вессон, заменив его на салонный пистолет подходящего калибра. Как говорил один из героев О”Генри «Песок - слабая замена овсу», но пришлось принять, как данность, эту замену.

Результат был уже привычный, проникновение на 2-5 мм, точность удовлетворительная, что для подобного пистолета не удивительно. Последний выстрел Огюст произвел с 25 метров, использовав стандартный патрон 22LR, что бы убедится в своем мастерстве и качестве современных зарядов. Мастерство было на высоте, а глубина проникновения составила 35 мм.

После чего, щит был упакован и сослан в Россию.

Во время фотосессии с травматами, на руках оказались ОСА, Т-12 и ПМТ, но результаты отстрела Т-12 не попали в обьектив. Но надо заметить, что они оказались схожи с ПМТ. И результаты эти привели меня в состояние шока. В первых точность, сравнимая с боевыми образцами. Во вторых проникающая способность, в два – три раза выше, чем у того, что без всяких скидок признается оружием, при отсутствии экспертизы Минкульта. Обращает на себя внимание разброс в проникающей способности. И проблема не в разности деревянных пластин из которых, сделан щит, а в чем-то другом. На мой взгляд, это разница в патронах, даже если они из одной партии.

Когда я сообщил Огюсту о результатах, он, как истинный месье, смог лишь произнести одно слово - «мерде». Он не мог поверить, что такое оружие у нас можеть приобрести любой желающий, при соблюдении условных формальностей. Теперь к старым европейским страшилкам о медведях на улицах Москвы, прибавилась страшилка, о ужасном пистолете Оса, который носит на улице, чуть-ли не каждый второй. Проблема, как мне кажется, не в том, что это оружие хорошее или плохое. Проблема в том, что культивируется отношение не как к оружию. Безответсвенный термин – ограниченного поражения, смешная надпись на пачке с патронами «ближе одного метра не применять, в лицо не стрелять». То есть можно стрелять с двух метров и в затылок. Мне кажется, по аналогии с сигаретами, на каждую пачку патронов для травматики, надо помещать рентген с пулями от «Осы» внутри черепа и надпись «НЕ СТРЕЛЯЙ – УБЬЕТ».

Для некоторых особей, владение травматикой подобно виагре, быстрое решение всех своих комплексов. Не надо ходить в спортзал, и уже любимая девушка, встречает тебя словами, американской кинодивы Мей Уэст «Милый, у тебя пистолет в кармане или ты просто рад меня видеть?».

«Человек с оружием чувствует себя намного более защищенным, чем без него, но в этом случае очень возрастает роль сдерживающего фактора, — говорит психоаналитик Сергей Стеблинский. — Статистика преступлений говорит: при наличии в руках оружия очень многие преступления совершаются на эмоциях: например, водителя «подрезали» на дороге, он догнал обидчика, выхватил травматический пистолет и начал в него стрелять. А остыв, в ужасе кричит: «Что я натворил?!» И эта фраза, «Я не хотел попасть в голову.» звучит практически в каждом объяснении, после применения травматического оружия.

Когда-то, американская разведка, в годы второй Мировой войны, забрасывала своим сторонникам на немецкой территории, одноразовые пистолеты «Либерейтор», для нападения на противника и облегчения добычи, уже настоящего оружия. Вот и сейчас, получается, наши законы «забрасывают» на нашу территорию, пистолеты, которые можно использовать для нападения.

Пули которые никак не идентифицируются при экспертизе, а гильзы, в случае применения револьверов или «Осы», не остаются на месте преступления.

Я не смог, ничего возразить Огюсту, на его чёрный юмор «Вас 140 миллионов, можно стрелять в друг друга». После данных опытов, я убедился в справедливости позиции А. П.Торшина,первого заместителя Совета Федерации. Александр Порфирьевич сказал следующее: "Травматику я бы вообще запретил!" При этом сам А.П.Торшин, убежденный сторонник разрешения гражданам, владеть короткоствольным нарезным оружием. Мотив прост. Травматика - нестабильна по ряду параметров и непредсказуема: низкое останавливающее действие, но в то же время высокая вероятность смерти нападающего, при стрельбе по уязвимым местам. Лукаво названа "оружием ограниченного поражения". Отсюда безответственное отношение к этому «недооружию».

Конечно, по поводу разрешения на ношение нормального короткоствола, я бы не горячился. Вначале, хотя бы возможность хранить дома для самообороны и возможность посещать стрельбище. Тогда и появиться культура владения оружием, об отсутствии которой, так много говорят «большевики». Опять Россия идет другим путем, не принимая опыт европейских стран. Особенно обидно, сознавать, что целый пласт мировой истории и истории нашей страны, связанный с оружием, остается скрытым для большинства населения. А редкие коллекционеры, балансируют на грани закона, который в существующем виде, их не защищает от произвола людей в погонах.

 

 

На данной фотографии, зафиксировано, совместное творчество, двух любителей пострелять, находящихся на расстоянии более 3 000 км, друг от друга.

Получается, при почти равном, по убойной силе оружии, мы имеем разное отношение населения к данному средству защиты. Возможно, в этом и есть причина, такового количества жертв, когда оружие, обладающее смертельным потенциалом попадает в неподготовленные руки.

e-max.it: your social media marketing partner
 

© Muzzle Loaders Associations of Russian Federation. All Rights Reserved. Since 2013